Черноморский Флот

Флотские новости

История флота

Корабельный состав

Фотоальбом ЧФ

Вооружение

Командный состав

"Энциклопедия ЧФ"

Флотский Форум

Обратная связь

English version

 
Фотографии кораблей в высоком разрешении
 
Жаккард самого высокого качества постельное белье жаккард полностью натуральная ткань.

     
 
Черноморский Флот
 
 
информационный ресурс
 
 
     
 
Корабельный состав
Все корабли Черноморского Флота

Крейсера

 
 
 
     
   Крейсер "Молотов" 
 
Крейсер "Молотов" Черноморского Флота
Крейсер "Молотов" Черноморского Флота
Крейсер "Молотов" Черноморского Флота
Крейсер "Молотов" Черноморского Флота
Крейсер "Молотов" Черноморского Флота
 
 

ТТД:
Водоизмещение: 7 756 т.
Размеры: длина - 191,4 м, ширина - 17,7 м, осадка - 7,2 м.
Скорость хода максимальная: 36 узлов.
Дальность плавания: 3680 миль при 15 узлах.
Силовая установка: 2 турбозубчатых агрегата мощностью 133000 л.с.
Бронирование: бортовой пояс - 70 мм, палуба, боковые стенки и крыши башен - 50 мм, стенки боевой рубки - 150 мм, крыша боевой рубки - 100 мм.
Вооружение:
артиллерийское: 3х3 180-мм орудий МК-3-180 (900 снарядов), 6 100-мм орудий Б-34 (1800 снарядов), 9 45-мм орудий 21-К (боезапас по 600 патронов на ствол), 4 12,7-мм пулемета ДШК (боезапас по 12 500 патронов),
минно-торпедное: 2х3 торпедных аппарата 1-Н, 164 мины, 50 глубинных бомб
авиационное: 1 самолет Бе-2, 1 катапульта ЗК-1а.
Экипаж: 863 чел.

История корабля:
Период после окончания Первой мировой войны и до середины 1930-х годов отмечен своеобразной паузой в эволюции линкоров и быстрым развитием крейсеров. Все ведущие морские державы в те годы закладывали большие серии этих универсальных кораблей. Крейсера делились на подклассы: тяжелые с артиллерией калибра 203 мм (8 дюймов) и легкие с 152-мм (6-дюймовыми) орудиями. В составе же РККФ в начале 1930-х годов находилось всего три легких крейсера типа "Светлана", заложенные еще в 1913-м и достроенные в 1927-1932 годах. Они были слабо вооружены, имели скорость менее 30 узлов. Поэтому в планы строительства ВМС РККА на 2-ю пятилетку были включены крейсера.

15 апреля 1932 года было утверждено следующее оперативно-тактическое задание на разработку проекта легкого крейсера. Назначение: обеспечение боевых действий подводных лодок у своих баз и в море, разведка и поддержка разведки и атак эсминцев, атака (отражение) десанта противника и обеспечение своих тактических десантов, участие в комбинированном ударе сил флота по противнику в море, бой с крейсерами противника.

По этому заданию НИВК ВМС, созданный в 1932 году на базе НТК ВМС, разработал эскизный проект крейсера, утвержденный 20 апреля 1933 года. 8 мая УВМС был заключен договор с ЦКБС-1 на разработку общего (технического) проекта. Руководил проектированием начальник корпусного отдела бюро А.И.Маслов, который в 1935 году, впервые в истории советского судостроения, был назначен главным конструктором проекта. Главным наблюдающим от ВМС был назначен В.П.Благовещенский.

В основу проекта, получившего номер 26, был положен теоретический чертеж крейсера "Эудженио ди Савойя" итальянской фирмы "Ансальдо". Для "Эудженио ди Савойя" первоначально предназначалась и главная энергетическая установка, которую теперь итальянцы решили продать СССР. Для приемки механизмов на фирму "Ансальдо" в июле 1934 года вновь отправился главный инженер ЦКБС-1 В.А.Никитин.

При составлении рабочих чертежей полученную от итальянцев документацию пришлось весьма существенно переработать. В отличие от применяемой в Италии чисто поперечной системы набора, корпус нового крейсера решили изготовить по смешанной системе, классической для отечественного предвоенного кораблестроения; в средней части использовалась продольная система, со шпацией рамных шпангоутов 750 мм, а в оконечностях - поперечная, со шпацией 500 мм (против 760 мм, принятых у итальянцев). Особое внимание уделили конструкции сопряжений продольной и поперечной систем во избежание резкого изменения площади сечения и появления концентрации напряжений. Палубная и бортовая броня учитывались в составе основных связей, обеспечивающих общую продольную прочность. Вследствие этих изменений корпуса крейсеров проекта 26 были значительно прочнее корпусов итальянских кораблей.

Строительство крейсера модернизированного проекта 26-бис "Молотов"" началось на Николаевком заводе № 198 14.1.1937г. Секции корпуса нового корабля собирались на малом стапеле № 4. Когда же стапель № 1 освободился, средняя, уже собранная часть корпуса, была приспущена до уреза воды, а затем 150-тонным краном ее секции стали подаваться на стапель № 1. На воду "Молотов"" был спущен 4 декабря 1939 года. Заводские испытания провели с 11 ноября 1940 по 18 марта 1941 года, а государственные - с 19 марта по 31 мая. На ходовых испытаниях корабль показал лучшие для крейсеров проекта 26-бис результаты по скорости, развив 36,3 узла при мощности турбин 133 000 л.с. 14 июня 1941 года корабль вступил в состав ЧФ.

Накануне войны крейсер "Молотов"" входил в отряд легких сил эскадры ЧФ и в то время был единственным кораблем советского ВМФ, имевшим опытный образец отечественной радиолокационной станции "Редут-К". Уже на следующий день после вступления встрой, 15 июня 1941 года, "Молотов"" принял участие в больших флотских учениях, в ходе которых его РЛС успешно использовалась для обнаружения самолетов.

С 22 июня по ноябрь 1941-го он стоял в Севастополе, отрабатывая организацию службы, одновременно принимая участие в обеспечении ПВО главной базы. На третий день войны была установлена прямая телефонная связь между крейсером, штабом флота и КП ПВО. Данные от корабельной РЛС "Редут-К" сообщались в штаб флота по кабелю. Запись в историческом журнале корабля свидетельствует: "Все попытки противника произвести внезапный налет на базу стоянки крейсера не имели успеха благодаря бдительности личного состава РЛС, заблаговременно предупреждавшего ПВО базы об обнаружении самолетов противника со временем, достаточным для приведения в готовность средств ПВО - истребительной авиации и зенитной артиллерии". РЛС работала напряженно, порой по 20 часов в сутки, но не было случая, чтобы она вышла из строя.

Захват противником крымских аэродро­мов повлек за собой угрозу массированных ударов его авиации по главной базе и ко­раблям. Командующий флотом приказал вывести крупные корабли из Севастополя в порты Кавказского побережья. В ночь на 1 ноября из Севастополя в Поти ушли линкор "Парижская коммуна", крейсер "Молотов"", лидер "Ташкент" и эсминец "Сообразительный", а 3 ноября крейсер перешел из Поти в Туапсе для усиления ПВО базы.

В последующие дни "Молотов" привлекался к артиллерийской поддержке войск 51-й армии. В 22.40 8 ноября он направил­ся из Туапсе в район Феодосия - Чауда для обстрела скопления техники и войск против­ника в населенных пунктах Марфовка, Новоселовка, Кенегес, Атан-Алчиш. Его командир, капитан 1 ранга Ю.К.Зиновьев, решил произвести огневой налет на одном боевом курсе, позволявшем обстреливать наиболее удаленные объекты. В этом случае выполнение боевой задачи требовало наименьшей затраты времени: обстреляв одну цель, корабль, не меняя курса, мог перенести огонь на следующую и т.д. Кроме того, стрельба на одном курсе при неизменной скорости хода повышала меткость. В 4.06 9 ноября "Молотов" лег на курс 282° и, имея ход 14 узлов, открыл огонь трехорудийными залпами из орудий главного калибра. Дистанция до целей менялась от 105 до 140 кбт. В 5.26, израсходовав 95 снарядов, крейсер закончил стрельбу и, учитывая угрозу авиации противника, развив 28 узлов, отошел в море, с тем чтобы к рассвету оказаться не менее чем в 50 милях от берега. Вернувшись в Туапсе в 16.50, уже в 21.15 он вышел на очередную операцию, в ходе ко­торой из района м. Эльчан-Кая обстреливал войска противника, находящиеся в Султановке, Марфовке и Пташкино. На этот раз корабль с 4.20 до 5.06 10 ноября сделал три огневых галса, израсходовав 96 снарядов главного калибра. По сообщению штаба 51-й Отдельной армии, в результате этих двух обстрелов противник понес значительные потери. Возвращаясь в Туапсе, "Молотов" в 7.15 отразил атаку четырех торпедоносцев, в 9.50 вовремя уклонился от бомб, сброшенных на него четырьмя немецкими бомбардировщиками, и в 19.30 благополучно прибыл в базу.

В декабре 1941 года, при подготовке к Керченско-Феодосийской десантной операции, крейсер включили в состав отряда прикрытия, куда также вошли лидер "Ташкент" и эсминец "Смышленый". Командовал отрядом командир крейсера Ю.К.Зиновьев. Два барказа "Молотова" с командой из 10 матросов и старшин были переданы крейсеру "Красный Крым", который по плану операции должен был стать на якорь на Феодосийском рейде и производить высадку десанта с помощью плавсредств. Но наступление немцев на Севастополь изменило планы и сроки проведения этой операции.

В связи с началом второго штурма Севастополя Молотов"получил приказ доставить в главную базу части 386-й стрелковой дивизии. 24 декабря в 17.00 он вышел из Туапсе и направился в Поти. Однако войска предстояло принимать на рейде Очамчири с помощью вспомогательных судов. 25 декабря крейсер прибыл на рейд и встал на якорь, но из-за сильного волнения вспомогательные суда не смогли выйти в море, и "Молотову" пришлось уйти в Поти. В следующие двое суток на корабль с причала было погружено 15 вагонов авиабомб и боеприпасов, пушки и минометы, а на рейде с буксиров и парохода "Потемкин" принято 1200 бойцов и командиров. В 7.55 28 декабря крейсер снялся с якоря и взял курс на главную базу (на переходе скорость достигала 32 узлов). На следующий день в 7.10 он прибыл в Севастополь. Одновременно сюда пришли линкор "Парижская коммуна" и два эсминца. Разгрузка производилась на Угольный причал Северной бухты под обстрелом противника. Два матроса с "Молотова" были убиты, многие ранены. Корабль получил множество осколочных пробоин в кормовой части корпуса. В ходе разгрузки "Молотов"не только вел огонь по станциям Бахчисарай, Бельбек и другим целям, выполняя задачу артиллерийской поддержки сухопутных войск по заявкам корректировочных по­стов, но и отбился от атаки восьми немецких бомбардировщиков - плотный зенитный огонь с крейсера не дал им выполнить прицельное бомбометание, а один самолет удалось подбить. Затем 100-мм орудия крейсера более часа обстреливали вражеские войска, атаковавшие 30-ю береговую батарею. Главный калибр вел огонь по Морозовке, где противник накапливал бронетанковые силы для очередного штурма.

Вскоре фашистские батареи пристрелялись по кораблю, и он, сменив огневую позицию, в 19.20 ошвартовался у Телефонной пристани. Всего за 29 декабря "Молотов" израсходовал 205 180-мм и 107 100-мм снарядов. Огнем его орудий в Бахчисарае было уничтожено 16 вагонов с боеприпасами и несколько складов, а в селе Верхнее Садовое - 9 автомашин. Приняв на борт 600 раненых бойцов Приморской армии и эвакуируемых жителей Севастополя, в 1.05 30 декабря, в условиях сильной пурги и 8-балльного северного ветра, крейсер вышел из главной базы в Новороссийск.

В ночь на 1 января вместе с лидером "Ташкент" он обеспечивал переход и выгрузку транспортов "Абхазия" и "Белосток", доставивших из Новороссийска в Севастополь части 386-й стрелковой дивизии. На "Молотове" также находилось 700 красноармейцев, боеприпасы и батарея реактивных установок БМ-8. Утром он ошвартовался в Южной бухте и приступил к выгрузке, а днем, стоя на якоре в Северной бухте, поддерживал огнем войска 3-го и 4-го секторов обороны города. Главный калибр и 100-мм орудия обстреливали скопления фашистских войск и аэродром. В 4.10 2 января "Молотов", приняв 340 раненых и эвакуируемых (всего 500 человек), вышел из Севастополя, а в 16.40 встал к пирсу № 11 в Туапсе.

Вечером 3 января, погрузив боеприпа­сы, он направился в Новороссийск, куда прибыл утром следующего дня. Приняв на борт 664 бойца пополнения, корабль в 18.15 взял курс на Севастополь. В море к нему присоединился лидер "Ташкент". В 5.20 утра 5 января "Молотов" ошвартовался у стенки в Южной бухте и приступил к высадке войск и выгрузке боеприпасов. В течение четырех дней он обстреливал из 180-мм и 100-мм орудий позиции противника в районе Мекензиевых гор, а 8 января, приняв 539 раненых, в 17.50 вышел в Туапсе, куда прибыл в 8.45 9 января.

В ночь с 21 на 22 января 1942 года "Молотов"стоял у нефтепирса № 4, ошвартованный правым бортом, левый якорь был отдан, и с кормы заведен конец на бочку. По корме крейсера находился эсминец "Смышленый", у соседнего пирса - "Красный Кавказ" и танкер "Кремль". К 4 часам утра с гор на порт обрушился норд-ост (бора). Сильный ветер и волны стали раскачивать крейсер и бить его о стенку, швартовы рвались один за другим. Из-за опасности повредить всю обшивку правого борта, в 7.47 командир приказал отойти от пирса и встать на два якоря на малом рейде, подрабатывая машинами. Однако ветер был такой силы, что левая якорь-цепь вскоре оборвалась, а второй якорь не мог удержать корабль на месте. Волнами его сносило к бетонному молу. "Молотов" дал задний ход, но очередная волна бросила его вперед. В 8.36 он ударился носом о мол, повредив форштевень и деформировав обшивку. И тут же крейсер понесло назад, корма левым бортом ударилась о пирс, в результате чего оказалась поврежденной обмотка размагничивания. В 8.53 под винты попала бочка, и пришлось застопорить машины. На пирс были поданы швартовы, чтобы оттянуться шпилем, но они вскоре лопнули. Ветром корабль стало разворачивать носом влево, форштевнем он прочертил по борту крейсера "Красный Крым" и ударил в танкер, который, получив пробоину, стал погружаться. В 9.06 бочка вышла из-под винтов, но крейсер навалило на кормовую оконечность эсминца "Смышленый", причинив ему серьезные повреждения. В 9.23 по приказу командования на "Молотове" были затоплены носовые дифферентные отсеки, и он сел носом на грунт. Ветер и волны навалили корабль кормой на пирс, при этом разрушилась обшивка. В 10.07 на помощь ему подошел эсминец "Сообразительный" (для поддержания кормы), но достигший силы 10 баллов ветер не позволил ему приблизиться на необходимую дистанцию. Боцманской команде крейсера удалось подать несколько тросов на пирс, но очередная волна так дернула корабль, что они порвались. Лопнувшим тросом смертельно ранило старшину, а два матроса получили увечья. Трос на эсминец удалось завести только к полудню. Подошедший позже буксир также смог принять трос с кормы. После 16 часов шторм стал утихать. В результате разгула стихии была повреждена обшивка на левом борту в кормовой оконечности от 264-го шп. до транца, по левому борту лопнули 4 шпангоута (с 290 по 293-й), сломан кормовой клюз, на 400 мм вогнут форштевень, затоплен таранный отсек, повреждены трубопроводы отопления в кормовых помещениях и оборудование отсека дымаппаратуры.

Ремонт крейсера выполнялся на судо­ремонтном заводе в Туапсе. 14 февраля работы были закончены, но из-за недостаточных производственных мощностей предприятия форштевень полностью вы­править не удалось, что снизило скорость "Молотова" на 2-3 узла. Позже на заводе № 201 с использованием кессона форштевень восстановили полностью.

После завершения ремонта крейсер был привлечен к обстрелу войск противника на побережье Феодосийского залива, обеспечивая поддержку наступления войск Крымского фронта. Вечером 20 февраля 1942 года "Молотов" под флагом командира ОЛС контр-адмирала Н.Е.Басистого в сопровождении эсминцев "Сообразительный" и "Смышленый" вышел в назначенный район. 21 февраля с 1.30 до 1.48 крейсер обстрелял Коктебель и Старый Крым, выпустив 60 180-мм снарядов. Стрельба выполнялась в условиях качки. К 8.00 шторм достиг восьми баллов, а крен корабля - 37°. При перемене курса нос и корма попали на вершины разных волн и корпус прогнулся, на верхней палубе образовался гофр от борта до борта. Как только "Молотов" сошел с вершин волн, гофр бесследно исчез, лишь в камбузе с палубы отлетела керамическая плитка. Эсминцы получили тяжелые повреждения, в 16.20 отряд вернулся в базу.

26 февраля "Молотов" под флагом Н.Е.Басистого вышел в море. Его сопровождали лидер "Харьков", эсминцы "Сообразительный" и "Смышленый». В 21.40 отряд встретил линкор "Парижская Коммуна", сопровождаемый двумя эсминцами. До Феодосийского залива корабли следовали вместе, затем направились в свои районы стрельб. В 0.05-0.30 27 февраля крейсер обстрелял позиции противника в районе Феодосии, выпустив 60 снарядов главного калибра. Огонь велся по площадям с дистанции 110 кбт из всех башен поорудийно. Закончив стрельбу, корабль ушел в район дневного маневрирования и только после наступления темноты снова приблизился к берегу. В 22.03-22.23 он обстреливал город и порт, израсходовав 40 180-мм снарядов. В 2.10-2.25 повторил обстрел Феодосии, выпустив 33 снаряда, и в 2.30 28 февраля начал возвращение в базу, куда прибыл в 10.27.

Вечером того же дня, в 19.08, "Молотов" направился в Феодосийский залив. В 2.43-2.54 1 марта с дистанции 134 кбт он обстрелял позиции немцев, выпустив 40 снарядов, ушел от берега в море, а с наступлением темноты вернулся в залив. В 22.34-22.44 с дистанции 147,5 кбт крейсер выпустил по врагу еще 40 снарядов и в 9.05 2 марта возвратился в базу.

На середину марта 1942 года было спланировано наступление 44-й армии на Керченском полуострове. До начала операции корабли ЧФ наносили удары по позициям неприятеля, поддерживая левый фланг армии. 14-го числа в 21.09 крейсер в охранении лидера "Ташкент» и эсминца "Бдительный" вышел из Туапсе, а с 4.20 до 4.34 следующего дня обстреливал укрепленные пункты противника в районе Феодосия - Старый Крым, выпустив 80 180-мм снарядов, и в 11.40 вернулся в базу. 16 марта в 18.50 в сопровождении эсминца "Свободный" крейсер вновь вышел в Феодосийский залив. 17 марта с 1.18 до 1.41 он обстреливал пос. Корокель, Б.Камыши, Сарыголь (расход боезапаса главного калибра составил 149 снарядов), а в 8.13 ошвартовался в Туапсе.

18 марта немецкая авиация совершила массированный налет на порт, несколько бомб упали рядом с крейсером, но повреждений он не получил. Вечером того же дня "Молотов" сопровождении эсминца "Свободный" ушел в Поти, где с 20 марта на 25 суток встал в ремонт на заводе № 201.

7 июня началось третье наступление немцев на Севастополь. Для его отражения Приморской армии потребовались новые подкрепления. В 14.13 10 июня "Молотов" вышел из Поти, и утром 11-го был в Новороссийске. В 0.51 12 июня, приняв на борт 2998 бойцов 138-й отдельной стрелковой бригады, 28 орудий, 8 минометов, свыше 1000 автоматов и до 150 т боеприпасов, продовольствия и медикаментов, крейсер с эсминцем "Бдительный» вышел в море. Спустившись сначала к анатолийскому побережью, корабли затем повернули на запад. В сумерки 12 июня отряд лег на курс к осажденному городу. В 18.23 над кораблями появился самолет-разведчик, а с 20.28 бомбардировщики и торпедоносцы противника приступили к комбинированным атакам. Первыми на корабли устремились 6 пикирующих бомбардировщиков. Маневрируя, крейсер и эсминец уклонились от сброшенных на них бомб. Затем "Молотов" был атакован с правого борта двумя пикировщиками и одновременно с левого борта, то есть с темной части горизонта - четырьмя торпедоносцами. Один из последних удалось сбить, от сброшенных им торпед крейсер уклонился. Через 6 минут после этого нападения "Молотов" с горизонтального полета был безрезультатно атакован бомбардировщиками. И, нако­нец, еще через 4 минуты последовала совместная атака двух торпедоносцев и двух бомбардировщиков. Отвернув от торпед и бомб, корабли избежали прямых попаданий, но от близких разрывов в корпусе крейсера образовалась течь, временно вышли из строя некоторые механизмы. Прорывая блокаду, зенитчики "Молотова" за 30 минут (с 20.28 по 20.57) израсходовали 96 100-мм, 147 45-мм, 406 37-мм снарядов и 1082 12,7-мм патронов.

В 23.52 корабль подошел к Угольной пристани. Еще при швартовке командир получил приказ штаба Севастопольского оборонительного района обстрелять Бахчисарай, Сюрень и Опытное. В 1.58 13 июня был открыт огонь двумя носовыми башнями по Бахчисараю. Стрельба велась по площадям по два выстрела в залпе. Как сообщил штаб флота, артиллеристам крейсера удалось взорвать эшелон с боеприпасами. Одновременно 100-мм орудия обстреливали Камышлы.

Выгрузка доставленных боеприпасов и артиллерии производилась с правого борта на причал по двум сходням и восьми лодкам, а с левого - по двум сходням на баржу. Но к приходу крейсера на причале собралась толпа раненых и эвакуируемых, которые до окончания работ устремились на корабль, заполняя помещения и палубу и мешая разгрузке. Поэтому невыгруженными остались 42 т боеприпасов.

Закончив стрельбу по Бахчисараю, "Молотов" перенес огонь на Сюрень и Опытное, израсходовав 51 180-мм и 84 100-м снаряда. Приняв 1065 раненых и 350 женщин и детей, крейсер в 2.30 13 июня отдал швартовы и вслед за эсминцем "Бдительный" вышел из Севастопольской бухты. Пройдя Херсонесский маяк, крейсер по заданию штаба Севастопольского оборонительного района обстрелял немецкие войска в пунктах Торопова дача, Сухая балка, Сухая речка и Камары. Когда крейсер закончил стрельбу (расход боезапаса - 73 180-мм снаряда), корабли увеличили ход до 28 узлов, повернули на юг, от Синопа на северо-восток, и в 19.40 благополучно возвратились в Туапсе.

10 и 13 июня вражеская авиация потопила транспорты "Абхазия" и "Грузия", шедшие в Севастополь с боеприпасами. Защитники города остались почти без снарядов, и командующий флотом Ф.С.Октябрьский (он командовал Севастопольским оборонительным районом) приказал повторно направить сюда крейсер "Молотов" с войсками и возможно большим количеством боезапаса. Это рискованное решение основывалось на том, что крейсер успевал за темное время суток прорваться в Севастополь, разгрузиться и выйти из опасного района.

14 июня в 8.21 "Молотов" вышел из Туапсе и, развив 30-узловую скорость, в 11.15 прибыл в Новороссийск. Он встал к Импортной пристани, где принял на борт 373 т боеприпасов, 45 т продуктов, 60 т различного имущества и 24 миномета. Затем переместился к причалу № 5 для принятия мазута и посадки войск - 3175 бойцов и командиров. В 2.20 15 июня крейсер вышел в море. Его сопровождал эсминец "Безупречный". Скорость на переходе соста­вила 20-29 узлов. Вражеская воздушная разведка не появлялась. В 0.06 16 июня корабли благополучно вошли в главную базу. Швартовка затруднялась 6-балльным южным ветром, отсутствием швартовных палов, уничтоженных снарядами и бомбами. Несмотря на это, крейсер встал к Угольной пристани и начал быстро разгружаться. У стенки корму "Молотова" все время удерживал буксир, но ветер дважды "отжимал" корабль от берега. Из 100-мм орудий крейсер вел огонь по селению Камышлы, израсходовав 84 снаряда. В ответ по месту его стоянки открыла огонь немецкая артиллерия, тяжелые снаряды рвались на причале и в воде. Из штаба базы поступил приказ немедленно возвращаться. В 1.55 корабль с 1625 ранеными и 382 эвакуируемыми без помощи буксиров, только работая враздрай своими машинами, развернулся на выход и в 2.40 прошел боны (невыгруженными остались 62 ящика боеприпасов). В 3.11 лег на курс 137° и на скорости 20 узлов с 3.17 до 3.34 обстрелял главным калибром Камышлы и Алсу, израсходовав 113 снарядов. Затем, увеличив ход, крейсер вместе с "Безупречным" вышел из зоны действия блокадных сил противника и в 1.25 17 июня прибыл в Новороссийск. Разгрузившись, 18 июня "Молотов" ушел в Поти.

За время обороны Севастополя им было доставлено в главную базу 9440 бойцов и командиров, подразделение "катюш", 560 орудий, 45 минометов, 16 800 винтовок, 3680 автоматов и пулеметов, 10 вагонов авиабомб, 145 вагонов боеприпасов, из осажденного города вывезено более 6000 раненых бойцов, женщин и детей. Порой перегрузка составляла 1000 т, помещения кубриков были настолько забиты ящиками с боеприпасами, что в случае боевых повреждений работа аварийных партий в некоторых местах была бы невозможна. Вследствие размещения грузов выше ватерлинии метацентрическая высота снижалась с 1,2 м до 0,75 м. При таком положении при перекладке руля в момент уклонения от воздушных атак крен корабля достигал 10°, что затрудняло ведение зенитного огня.

В период подготовки противника к фор­сированию Керченского пролива и высадке на Таманский полуостров командующий эскадрой вице-адмирал Л.А.Владимирский получил от Военного совета ЧФ задачу в ночь на 3 августа обстрелять Феодосию, ее порт и причалы Двуякорной бухты для уничтожения сосредоточенных там (по данным разведки) судов и плавучих средств. Осуществить эту операцию предписывалось крейсеру "Молотов" и лидеру "Харьков". План действий, утвержденный Военным советом флота, состоял в следующем: 2 августа в 17.20 корабли из Туапсе выходят в море и до темноты следуют на запад, а затем поворачивают в назначенный район с расчетом занять огневую позицию к началу следующих суток. Для обеспечения ориентировки и надежной обсервации кораблей ночью в район стрельбы направлялась подводная лодка М-62, которая должна была обозначить свое место белым огнем. Крейсеру "Молотов" предстояло обстрелять Феодосию (180 снарядов 180-мм калибра), а лидеру "Харьков" - Двуякорную бухту. Одновременный огневой налет надлежало провести в течение 15 минут. Считалось, что противник обнаружит корабли только после первых залпов и поэтому оказать противодействия не сможет.

Вечером 1 августа "Молотов" и "Харьков" вышли из Поти и в 5.03 утра прибыли в Туапсе. Там их дважды обнаруживали немецкие самолеты-разведчики. 2 августа в 16.00 на крейсере поднял флаг командир бригады крейсеров контр-адмирал Н.Е.Басистый. Он приказал сниматься с якоря и следовать к Феодосии, а в 17.12 "Молотов" и "Харьков" покинули порт. Го­ловным следовал лидер, за ним шел крейсер. Корабли двигались 26-узловым ходом, имея в охранении четыре торпедных катера; в воздушном прикрытии -два МБР-2 и два истребителя ЛаГГ-3. Вскоре немецкий самолет-разведчик Хе-111 заметил выход наших кораблей в море, а в 17.59 он на высоте 7000 м пролетел непосредственно над "Молотовым". Стало ясно, что скрытность операции нарушилась. Для дезориентирования воздушной разведки корабли в 18.05 легли на ложный курс в направлении на Новороссийск. Когда Хе-111 скрылся, они повернули на запад. Однако в 18.50 вражеский самолет-разведчик вновь появился над отрядом. (К этому времени "лагги", израсходовав горючее, возвратились на свой аэродром, а МБР-2 не смогли бы отразить атаки торпедоносцев и бомбардировщиков; с наступлением сумерек и они вынуждены были вернуться на базу.) Корабли обстреляли "хейнкель" и вторично повернули на Новороссийск. Но самолет уже не оставлял их и, хотя и удалялся на некоторое время за пределы видимости, непрерывно обнаруживался радиолокационной аппаратурой крейсера вплоть до 21 часа. Маневр ложного движения вызвал известную потерю времени, поэтому с наступлением темноты в 20.30 корабли легли на курс 270° и увеличили скорость до 28 узлов.

В 23.15 взошла луна, видимость значительно улучшилась. Через 10 минут "Молотов" и "Харьков" повернули в район, где должна была находиться М-62. Обнаружить световой сигнал, подаваемый с лодки, не удалось, поэтому уточнять свое место пришлось по береговым ориентирам. К полуночи прямо по курсу стали вырисовываться очертания мысов Меганом, Киик-Атлама и вершина горы Кара-Даг. Выяснилось, что из-за частых перемен курса корабли оказались около 12 кбт западнее точки рандеву. Обсервация по берегу в 100-130 кбт ночью не обеспечивала точности стрельбы по невидимому объекту площадью около 1 кв. км. Но командир крейсера все же решил открыть огонь. В 0.53, когда корабли уже лежали на боевом курсе 65°, слева по носу "Молотова" появился торпедный катер - это в атаку вышли итальянские ТКА MAS-568 и MAS-573. Крейсер резко повернул вправо и увеличил ход до полного. Катера вскоре скрылись из виду, и "Молотов"новь лег на боевой курс, но исходные данные для стрельбы пришлось пересчитывать.

В 0.59 лидер, не дожидаясь крейсера, открыл огонь по Двуякорной бухте. В этот же момент немецкие береговые батареи, расположенные на мысах Ильи и Киик-Атлама. открыли огонь по "Молотову". Семь трехорудийных залпов легли с большой точностью, несколько из них накрыли крейсер- гитлеровцы, видимо, пользовались радиолокацией. В 1.05 при выходе "Молотова" к точке залпа по второму расчету исходных данных его сигнальщики вновь обнаружили слева на курсовом угле 20° торпедный катер. Крейсер увеличил ход и отвернув вправо, открыл огонь по катеру из автоматов.

Убедившись, что сохранить необходимое для точности стрельбы устойчивое маневрирование крейсера невозможно, командир бригады приказал отходить на юг 28-узловой скоростью. В 1.19 удалявшиеся от крымского берега корабли атаковал самолет-торпедоносец. Он приближался к "Молотову" с траверза левого борта. Командир крейсе­ра М.Ф.Романов вовремя отвернул вправо, и торпеда прошла вдоль правого борта. Через 5 минут последовала одновременная атака уже двух торпедоносцев. Один шел на крейсер с правого траверза, другой - с левого курсового угла 110°. Из-за затруднявшего наблюдение лунного света второй самолет был обнаружен поздно. С расстояния 3-6 кбт "Молотов" открыл интенсивный огонь и начал циркуляцию влево, уклоняясь от правого торпедоносца, находившегося на курсовом угле 150° и сбросившего две торпеды. Одна из них прошла вдоль левого борта, а вторая в 1.27 попала в кормовую оконечность корабля справа. Правда, сам самолет тоже был сбит огнем кормовых автоматов крейсера. Торпеды, сброшенные вторым торпедоносцем также с правого борта, прошли за кормой "Молотова".

Последствия воздушной атаки оказа­лись серьезными. Взрывом оторвало 20 м кормовой оконечности крейсера (до 262-го шп.) с рулем, румпельным отделением с рулевой машиной и химическим отсеком. В кормовых отсеках погибли 18 человек. Все помещений в районе взрыва оказались разрушенными, деформировало кронштейн правого валопровода, сильно погнуло конус гребного вала. Корабль потерял управление. Повреждение винтов и правого гребного вала вызвало сильную вибрацию корпуса, ход снизился до 10 узлов. Из-за резкого снижения оборотов носового ГТЗА давление в котлах поднялось выше критического, сработали предохранительные клапаны, и через них с оглушительным свистом в атмосферу вырвался столб пара, образуя над кораблем белое облако. Крейсер начал описывать циркуляцию влево, так как отогнутая взрывом обшивка борта действовала как положенный на борт руль.

В течение первых минут повреждение корабля с носового ходового мостика не заметили. По свидетельству старшего помощника С.В.Домнина, от стрельбы 100-мм орудий, 45-мм полуавтоматов и зенитных пулеметов стоял такой грохот, что на мостике не услышали взрыва торпеды и не почувствовали содрогания корпуса. И только после доклада вахтенного рулевого о том, что корабль не слушается руля, командир увидел, что крейсер, потеряв управление, начал циркуляцию влево. Попытки передать по телефону приказание перенести управление рулями в румпельное отделение ни к чему не привели. Посланный туда матрос, вернувшись, к изумлению всех, доложил, что корма оторвана по кормовые кнехты. Уточнив степень повреждений, М.Ф.Романов дал радиограмму командующему флотом. Через несколько минут был получен ответ открытым текстом: "Басистому, Романову. Крейсер спасти во что бы то ни стало. Высылаю все находящиеся в моем распоряжении средства помощи. Октябрьский". Около 1.30 поврежденный крейсер подвергся атаке торпедного катера, но его торпеды прошли мимо.

Тем временем на корабле шли аварийные работы - в борьбу за живучесть включился весь экипаж. Вскоре удалось обеспечить движение прямым курсом. Для этого левую машину пришлось держать в режиме работы на самом полном вперед (240 об/ мин), а правую - на самом малом назад (30-50 об/мин). В 2.00 начали готовить буксир, чтобы подать его на лидер, но почти непрерывные атаки торпедоносцев, бомбардировщиков и торпедных катеров не позволили кораблям сбавить скорость и сблизиться. Управляясь машинами, "Молотов" продолжал отходить 14-узловым ходом. В 5.10 над кораблями появились наши самолеты, через 30 минут в охранение крейсера и лидера вступили 6 торпедных катеров. Однако противник, несмотря на барражирующие истребители, не оставлял попыток добить поврежденный корабль. На траверзе Анапы в 7.17 его атаковали четыре торпедоносца, зайдя с кормовых курсовых углов, по два справа и слева. Крейсер открыл плотный заградительный огонь всеми калибрами, включая главный. Один "немец", задымив, ушел за горизонт, второй был атакован МБР-2. Два оставшихся сбросили торпеды с дальнего расстояния, и они прошли вдалеке от кормы. За 6 часов (с 1.35 по 7.31) фашистская авиация произвела 12 безуспешных атак, потеряв два самолета. 3 августа в 22.14 крейсер бросил якорь на внешнем рейде Поти, а утром следующего дня он был введен в гавань и поставлен у причала № 12.

Всего 2 и 3 августа "Молотов" и "Харьков" отразили 23 атаки (12 - авиации и 11-ТКА), сбили три Хе-111, а также повредили два самолета и катер. Крейсер при этом израсходовал 2886 снарядов всех калибров. Для обеспечения отхода кораблей из Новороссийска и Туапсе выходили эсминец "Незаможник", СКР "Шквал", тральщик Т-495, 13 ТКА, 8 сторожевых катеров, спасательное судно "Юпитер". Для прикрытия кораблей истребители совершили 63 самолетовылета, МБР-2 - 4. Свою задачу корабли не выполнили. Важнейшего условия успешности набеговой операции - элемента внезапности - "Молотову" и "Харькову" достичь не удалось.

Проект восстановительного ремонта крейсера "Молотов" разрабатывался параллельно специалистами ЦКБ-17 и КБ завода № 201. Был выбран промежуточный вариант. Он предусматривал присоединение к корпусу поврежденного корабля новой кормы недостроенного крейсера проекта 68 - "Фрунзе» (отличавшейся по размерам в большую сторону в разных местах от 200 до 1500 мм) за счет разборки ее наружной обшивки и бортового набора в районе 230-240-го шп., последующего перегиба набора и сборки по новым образованиям, которые обеспечивали бы плавный переход от одного теоретического чертежа к другому. Правда, при этом нормальных обводов корпуса у "Молотова" обеспечить все же не удавалось. Зато использование готовой кормовой части позволяло ввести корабль в строй в сравнительно короткие сроки. Баллер и перо руля предполагалось взять с недостроенного крейсера проекта 68 "Железняков", находившегося в Ленинграде на заводе № 194, рулевую машину - со строившегося в Комсомольске-на-Амуре крейсера "Каганович", датчик руля - с недостроенной подводной лодки Л-25, стоявшей в Поти. Разрешение на использование кормы "Фрунзе", как и сам метод восстановления, были санкционированы заместителем наркома ВМФ по кораблестроению и вооружению адмиралом Л.М.Гаплером. Ремонт выполнял завод № 201 в Поти с октября 1942 по июль 1943 года. Для этого использовался шестипонтонный стальной плавучий док подъемной силой 5000 т (длина по стапель-палубе 113 м, ширина 22 м). Было применено неполное докование, а доковая масса крейсера составила 8000 т. Корпус "Фрунзе" 3 декабря был частично заведен в док, где от него отрезали кормовую оконечность по 230-й шп. 24-го "Фрунзе" (Крейсер "Фрунзе" был достроен уже после войны и в 1950 г. вступил в строй) уже без кормы вывели из дока.

Тем временем специалисты аварийно-спасательной службы флота провели подводную обрезку повреждений частей корпуса "Молотов". Обрезка кормы на плаву производилась от верхней палубы по 252,5-й шп. до 1-й платформы, затем горизонтально до 262-го шп. и вниз, чтобы сохранить кронштейны гребных валов (крепились в районе 255-259 шп.). 26 декабря "Молотов" ввели в док для стыковки его с кормовым блоком корпуса "Фрунзе», установленным на салазках. Корабль был поставлен с дифферентом на нос 3°, осадка носом составила 7,5 м, носовая свисающая из дока консоль имела длину 73,2 м. Зазор между кормовым блоком "Фрунзе" и кормой "Молотова" равнялся 800 мм. Особая опасность возникала при перемещении новой кормы к корпусу пострадавшего корабля - боялись перекосов, крена и ударов. С помощью двухсоттонных гидравлических домкратов операция была проведена успешно в течение суток и завершена 15 января 1943 года. Теперь начались работы по стыковке палуб, платформ, продольных переборок, ахтерштевней, наружной обшивки. Поскольку обводы кораблей не совпадали, на длине 2,5 м установили переходные листы-обтекатели. После окончания стыковочных работ кормовые отсеки испытали на водонепроницаемость. Затем погрузили рулевую машину и навесили руль. Одновременно в цехе была проведена сложная операция по правке гребного вала массой 18 т и длиной 22 м, у которого был погнут конус, а также отремонтирован деформированный взрывом кронштейн гребного вала.

25 апреля "Молотов" с новой кормой вывели из дока, и до 20 июня на нем выполнялись достроечные работы на плаву. При проведении швартовных испытаний произошла авария рулевой машины. Из-за плохо промытой масляной системы окалина и грязь попали в насос переменной производительности - в результате вышли из строя поршни. Ремонт продлился месяц. 23 июля крейсер вышел в море для перехода в Батуми, одновременно проводились испытания машин и корпуса. 27 июля прошли ходовые сдаточные испытания. Как выяснилось, пристыковка новой кормы практически не отразилась на его скорости. Приемный акт восстановленного корабля был подписан 31 июля 1943 года. Правда, в боевых действиях он больше не участвовал.

С 22 июня 1941 по 1 января 1944 года "Молотов" прошел 11 652 мили за 697 ходовых часов; стоянка с прогретыми машинами-316 ч; стоянка с дежурным главным котлом - 10 638 ч; всего израсходовано топлива - 25 816 т.

18 августа 1944 года в составе отряда "Молотов" перебазировался в Новороссийск, а 5 ноября в составе эскадры ЧФ крейсер вернулся в Севастополь.

Командиры во время войны: капитан 1 ранга Ю.К.Зиновьев, с 7 марта 1942 года - капитан 1 ранга М.Ф.Романов, с 7 марта 1943 года - капитан 2 ранга Ф.В.Жиров, с 28 декабря 1944 года - капитан 2 ранга В.А.Пархоменко.

В ноябре 1945-го корабль поставили в Северный док завода № 497, на нем были выполнены доковые и неотложные работы (срок до среднего ремонта истек).

5 октября 1946-го на "Молотове" при выполнении стрельб на Тендровском рейде в перегрузочном отделении второй башни главного калибра воспламенился заряд. Затопив башню, моряки предотвратили взрыв корабля. При этом погибли старшина и 22 матроса, 20 получили ожоги и увечья. На корабль прибыли командующий флотом Ф.С.Октябрьский, командующий эскадрой С.Г.Горшков, позже главком ВМС Н.Г.Кузнецов. Комиссия установила: личный состав, соблюдая все установленные правила и инструкции, действовал правильно и преградил путь огню. Пожар в башне явился следствием конструктивной недоработки элеватора.

19 августа 1947 года крейсер (командир капитан 2 ранга Б.Ф.Петров) доставил из Ялты (Ливадии) в Сочи И.В.Сталина и заместителя председателя Совета Министров СССР А.Н.Косыгина. "Молотов"шел под флагом Главкома ВМС И.С.Юмашева в сопровождении эсминцев "Огневой" и "Лихой". Во время плавания Сталин со свитой прошел по кораблю и осмотрел первую башню главного калибра.

В конце 1940-х годов на "Молотове" провели испытания опытных образцов радио­электронного вооружения, предназначенного для строящихся крейсеров проектов 68-К и 68-бис: в 1948-м - РЛС обнаружения надводных целей "Риф" и РЛС ПВО "Гюйс-2", а в 1949-м - аппаратуры боевого информационного поста "Звено" (прототип современных автоматизированных систем управления).

С 1952 по 28 января 1955 года крейсер на заводе № 497 (Севморзавод) прошел капитальный ремонт и модернизацию с обновлением зенитного и радиолокационного вооружения.

В 1955 году "Молотов"- флагманский корабль 50-й дивизии крейсеров ЧФ, на нем держал свой флаг командир дивизии контр-адмирал С.М.Лобов.

В ночь на 29 октября 1955 года крейсер находился в Северной бухте на бочке № 1 впереди линкора "Новороссийск", стоявшего на бочке № 3. Сразу же после взрыва линкора на "Молотове" сыграли боевую тревогу. В 1.40 с него отправили барказ с аварийной партией (20 человек) и санитарной группой. В 1.50 на линкор была послана вторая аварийная партия (18 человек), а в 4.20 шлюпки для оказания помощи. Спустя 20 минут они доставили на крейсер 31 человека из экипажа "Новороссийска". В ходе спасательных работ на линкоре погибли 5 человек из состава аварийных партий "Молотова".

3 августа 1957 года вследствие "разоблачения антипартийной группы Молотова, Кагановича, Маленкова" корабль был переименован в "Славу", что служило поводом для шуток (ведь имя Молотов"а Вячеслав, а Слава - уменьшительное от него).

14 января 1959-го крейсер вывели из боевого состава и законсервировали, а 14 июля следующего года расконсервировали и ввели в строй. В апреле 1961-го в соответствии с законом Верховного Совета СССР "О новом значительном сокращении ВС СССР" были расформированы эскадра ЧФ, 44-я и 50-я дивизии крейсеров. Основные силы вошли в состав 150-й бригады ЭМ. С 3 августа "Слава" стал учебным крейсером.

30 июня 1966 года формируется 21-я бригада противолодочных кораблей, куда вошел и учебный крейсер "Слава". С 5 по 30 июня 1967 года он нес боевую службу в зоне военных действий на Средиземном море, выполняя задачу по оказанию помощи вооруженным силам Сирии. В сентябре - декабре 1970 года крейсер под командованием капитана 2 ранга Г.А.Баско находился на боевой службе на Средиземном море, и 9 ноября оказывал помощь экипажу эсминца "Бравый" после его столкновения с английским авианосцем "Арк Ройял". 30 декабря 1970 года "Славу" включили в состав 70-й бригады противолодочных кораблей КЧФ.

4 апреля 1972 года крейсер исключили из состава ВМФ и впоследствии разобрали на металл в Инкермане.

Этим кораблем в разное время командовали:
- капитан 1 ранга Зиновьев Ю.К. (22.06.1941 – 07.03.1942);
- капитан 1 ранга Романов М.Ф. (07.03.1942 – 28.04.1943);
- капитан 3 ранга Жиров Ф.В. (28.04.1943 – 01.04.1944);
- капитан 2 ранга Пархоменко В.А. (01.04.1944 – 09.05.1945).

 
       
© Sevastopol.info, 2000-2014 - e-mail - о сайте - карта сайта